Моя семья и немецкий национал-социализм 
Военно-исторический музей
им. Дмитрия Карповича Удовикова

Моя семья и немецкий национал-социализм

Автор: Сергей Граник
Дата: 2019-02-01
Просмотров: 49

Наш Военно-исторический музей им. Д. Удовикова имеет неплохую научную базу для тех, кто хочет найти интересную информацию об историческом прошлом родного края и тех, кто родился и жил на Дрогичинской земле. В фондах музея есть копии документов из архива КГБ, а также книги учёта тех, кто в послевоенное время вернулся из Германии, где был в качестве остарбайтера. Почему меня лично интересует эта полузабытая тема? Да потому, что она напрямую связана с историей моей семьи, так как мой отец и два брата матери были угнаны во время Великой Отечественной войны на принудительные работы в Германию. Им повезло – остались живы, и вернулись на Родину. Правда у каждого из них была своя дорога домой. В этом материале я хочу рассказать о моих родственниках, которые в период оккупации были угнаны немцами и их прислужниками на принудительные работы в фашистскую Германию.

Остарбайтер (нем. Ostarbeiter — «восточный работник») — были, в большинстве своём, вывезены с территорий оккупированной УССР, БССР, РСФСР. Были помечены знаком «OST» (с нем. — «Восток»), и были принуждены существовать в условиях гораздо более жестоких, чем даже «гражданские работники». Нередко были принуждены жить в специальных лагерях, обнесённых колючей проволокой и находящихся под охраной. Были постоянной мишенью для проявлений жестокости и античеловечности со стороны представителей оккупационных властей и использовались за некоторыми исключениями в качестве бесплатной рабочей силы. В конце войны 5 млн 500 тысяч остарбайтеров вернулись в СССР.

В Германии было также очень много советских военнопленных, которых в больших количествах принуждали к тяжелейшим работам на шахтах (на такие же работы, помимо прочего, привлекалось и угнанные мирные граждане нашей страны). Общее же название всех рабочих-иностранцев, которые принудительно работали на «Великую Германию» официально звучит в современной Германии как NS-Zwangsarbeit что в переводе на русский язык звучит как «принудительный рабочий национал-социализма».

Мой отец Владимир Граник жил с родителями в д. Пацы. В 30-е гг. прошлого века окончил польскую школу в д. Субботы. Помогал родителям по хозяйству. Мечтал о лучшей жизни при Советах.

Однако неожиданно грянула война с немцами. В 1942г. оккупанты начали восполнять недостаток рабочей силы в Третьем Рейхе за счёт отправки жителей оккупированных государств на принудительные работы. На момент отправки на каторжные работы Владимиру Гранику ещё не было 18 лет. И вот он становится узником немецкого лагеря, заключённые которого работали в карьере по добыче камня, из которого выкладывали улицы и тротуары в немецких деревнях и городах. Как же он всё-таки попал в лагерь?

По словам отца, его и около десяти молодых ребят из деревень Субботы, Пацы, Бродок и Татарья немцы в начале 1942г. отправили работать в г. Кобрин. Там собранная команда расчищала завалы, образовавшиеся в первые дни войны от бомбёжек и восстанавливала аэродром. Жили в бараке, который охранялся немцами, кормили скудно и конечно заставляли работать от темна до темна без выходных.

Однажды среди дня, когда их команда трудилась на аэродроме, загорелся склад с горючим. В диверсии и поджоге соответственно обвинили их. Хотя причиной пожара было небрежное отношение к огню самих немцев, что и спровоцировало пожар. Вину за причинённый ущерб хотели взвалить на тех, кто работал недалеко. После того, как потушили пожар, рабочую команду в срочном порядке построили, и немецкий офицер начал избивать и по очереди угрожая расправой допрашивать тех, кто стоял в строю. Не добившись признания, офицер в ярости приказал вызвать отделение солдат и всех расстрелять. Со стороны за всем этим наблюдал пожилой немец – служивший в подразделении обеспечения и знавший польский язык. Он подошёл к офицеру и объяснил, что эти люди не виновны и что среди них нет тех, кто курит, и спички у них давно изъяли… .

Успокоившись, через некоторое время офицер объявил, что заменяет расстрел на отправку в Германию. Так мой отец Владимир Граник оказался в эшелоне остарбайтеров направлявшемся в сторону Третьего Рейха. Хорошо, что удалось передать через местных жителей записку родителям, что его увозят в Германию.

О тех временах отец старался никому не рассказывать. Лишь однажды я нашел в картонной коробке написанное на упаковочной бумаге письмо родителям в д. Пацы, справку из немецкой комендатуры, выданную комендантом о том, что он находился в лагере и имел право при предъявлении данной справки выйти на работу за приделы лагеря.

Интересным было и содержание письма. Отец писал его в конце 1943г. и что интересно, оно дошло в д. Пацы. Конечно же, родители были рады тому, что их сын Владимир жив. Но содержание написанного карандашом не радовало отца и мать.

В этом письме Владимир Граник писал, что находится в лагере за колючей проволокой. Их постоянно выводят на тяжёлые работы, где таскают камень и укладывают из него дороги. И ещё в письме было написано, что «за саботаж и невыполнение нормы комендант лагеря с целью устрашения узников отобрал троих для показательной расправы – расстрела». Среди которых, оказался мой отец Владимир Граник. Немецкий офицер произнёс фамилии и зачитал приказ коменданта о расстреле отобранных заключённых. Их поставили к стенке находившегося рядом барака. Отделение солдат приготовилось к стрельбе. Но в последний момент комендант отменил свой приказ и помиловал несчастных. Представляю, что пришлось пережить в то время моему отцу. Освободили узников в апреле 1945г. английские войска.

Через некоторое время их перевезли в советскую зону оккупации. Начался процесс фильтрации. К сожалению, моему отцу и некоторым бывшим узникам этот процесс пройти не удалось. Ведь пережившей войну стране необходима была бесплатная рабочая сила. При малейшем подозрении на «ненадёжность» по решению сотрудника МГБ отправляли в ГУЛАГ. Так он оказался в лагере НКВД ? сначала в Челябинске, а затем в Сталинграде.

Рабочий лагерь НКВД в Сталинграде занимался восстановлением разрушенного города. Вместе с нашими заключёнными на стройках трудились тысячи пленных немцев, венгров, румын и японцев. Содержание было ужасным и ничем не отличалось от немецкого лагеря в Германии. Из-за отсутствия квалифицированной медицинской помощи многие друзья отца умерли, но ему и в сталинском лагере суждено было выжить.

После смерти Сталина в конце 1953г. отец смог вернуться к родителям в д. Пацы, имея на руках справку об освобождении и реабилитации.

Однажды я спросил отца, за что его отправили в сталинские лагеря. Он мне рассказал, как всё было. По его словам, когда их освободили англичане, то они составляя списки освобождённых и спрашивали куда их нужно отправлять… . Среди узников были представители разных стран Европы и поэтому уточняли кто куда поедет. Вместе со своим другом по лагерю они решили выехать в Канаду, где жили родственники друга. Однако по какой-то причине англичане передали всех без исключения выходцев из СССР в Советскую зону оккупации. По словам отца во время фильтрации кто-то из остарбайтеров проявил бдительность и сообщил офицеру МГБ о тех, кто не желал возвращаться на Родину и хотел остаться на Западе.

Так мой отец Владимир Граник получил 10 лет лагерей. В общей сложности в немецких и сталинских лагерях он провёл почти 11 лет.

В последующем после возвращения в Пацы Владимир Граник был назначен в колхозе бригадиром полеводческой бригады, вступил в члены КПСС и имел множество поощрений за добросовестный труд в колхозе им. Калинина. В 90-ее гг. прошлого века получил от немецкого фонда «Взаимопонимание и примирение» денежную компенсацию за бесплатный труд. Когда я однажды с отцом разговаривал о компенсации, то он надеялся, что получит ещё и компенсацию за рабский труд в сталинских лагерях. Однако надежды не оправдались и справедливость не восторжествовала. Одиннадцать лет тяжёлого физического труда сначала в Германии, а затем по восстановлению разрушенного войной Сталинграда остались не оплаченными.

На принудительных работах в Германии находились и два брата моей матери – Алексей Степанович и Пётр Степанович Млынчики. Они работали на сельском хозяйстве у бауэров в соседних деревнях северной Померании.

Сохранились в ГУ «Пинский зональный архив» документы допроса местными сотрудниками МГБ тех, кто вернулся на Родину из Германии. Из протокола опроса Алексея Степановича видно, что он трудился на сельском хозяйстве. Проблем в отношениях с хозяином не было.

Во время освобождения хозяин-немец с семьёй сбежал в зону оккупации союзников. Алексей Млынчик не имея информации о том, что происходит, решил пойти в соседнюю усадьбу к такому же как он остарбайтеру и узнать новости. Вышел из дома и пошёл. Подойдя к соседней усадьбе, был тяжело ранен из винтовки в грудь её хозяином. Хорошо, что сообщили брату Петру о произошедшем и он не раздумывая на телеге приехал за раненным братом, который истекал кровью в немецком доме. Загрузив на телегу раненного Алексея, Пётр поехал в поиске советского госпиталя, который к счастью оказался невдалеке. Так мой дядя Петя спас жизнь своему брату и моему дяде Алексею. Военный хирург сразу же прооперировал Млынчика и через несколько дней, когда было понятно, что раненный поправляется, санитарным поездом отправил его в один из стационарных госпиталей на долечивание.

Только в августе месяце 1945г. Алексей Млынчик вернулся в родные Шареевичи. После войны, когда в 1949г. образовался колхоз им. Калинина, одним из первых вступил в него.

После женитьбы вместе с женой Марией родили и воспитали троих сыновей: Николая, Григория и Петра. Построили дом и добросовестно трудились в колхозе. В 90-е гг. прошлого века Алексей Степанович получил компенсацию за работу в Германии и даже несколько юбилейных медалей.

Что же касается Перта Млынчика, то полевым военкоматом он был призван в действующую армию. Проходил службу в одном из советских стрелковых полков, расквартированных на территории советской зоны оккупации в должности помощника начальника финансовой службы полка.

В 1947г. полк вывели из Германии в г. Запорожье. После демобилизации Пётр Степанович трудился на военном заводе, затем женился и даже заочно окончил педагогический институт. После ухода на пенсию переехал на Родину в г. Брест.

Таким образом, моя семья была связана с остарбайтерами, т.е. людьми, пострадавшими от немецкого национал-социализма. Подтверждение этому осталось не только в воспоминаниях, но и документах.

Серге Граник

фото из семейного архива Николая Млынчика

Последние материалы

В боях за Дрогичин
Приближается 75 - лет со дня освобождения Беларуси и нашего Дрогичинского района от немецко-фашистских оккупантов. Эти события, несомненно, являются одним из основных праздников в жизни белорусского народа и дрогичинцев. Мы рады тому, что день освобождения Минска 3 июля 1944г. стал днём Независимости Республики Беларусь. Это для нас по существу самый главный праздник, ибо свобода и независимость для каждого народа является извечной ценностью и достоянием которое нужно беречь.
Система начального образования в Кобринском уезде Гродненской губернии в начале 20-го века на примере исследования документов Антопольского народного училища
Система образования прошлого, несомненно, привлекает исследователей и тех, кто интересуется историй родного края. В архивах и музеях имеется большое количество документов и предметов, рассказывающих об образовании в прошлом. Их исследования проводятся постоянно. Однако в связи с тем, что 2018 и 2019гг. в нашей республике объявлены годами малой Родины, проводить исследования исторического прошлого стало ещё более актуально и значимо.
Моя семья и немецкий национал-социализм
Наш Военно-исторический музей им. Д. Удовикова имеет неплохую научную базу для тех, кто хочет найти интересную информацию об историческом прошлом родного края и тех, кто родился и жил на Дрогичинской земле. В фондах музея есть копии документов из архива КГБ, а также книги учёта тех, кто в послевоенное время вернулся из Германии, где был в качестве остарбайтера. Почему меня лично интересует эта полузабытая тема?
ДРОГИЧИНСКИЙ ПОВЕТ В 1920-1937 гг. (Экономическое положение и революционное движение трудящихся за социальное и национальное освобождение и воссоединение с БССР).
Шёл 1920 год. На белорусские земли яростно наступали белопольские войска, поддерживавшиеся империалистами Западной Европы и Америки. Предложение В. И. Ленина о мире было отвергнуто воинствующей польской буржуазией и помещиками. Польское командование, создав перевес сил на фронте, с помощью империалистических государств, в середине августа 1920 г.
Трагическая судьба отца и сына
Каждый музей является своего рода научно-исследовательским учреждением, которое изучает не только историческое прошлое определённой территории, но и судьбу земляков ? участников исторических событий. Иногда собранный по крупицам материал, сложенный в кучу, позволяет исследователям сделать вывод о том, как развивались исторические события и какова роль в них простого человека.

Военно-исторический музей
им. Д.К. Удовикова

Адрес: г. Дрогичин, ул. Ленина, д. 163, Республика Беларусь, Брестская обл.

Время работы: 8:00-13:00, 14:00-17:00, без выходных

Телефон: (801644) 3 14 22

Цена билета: Для учащихся, военнослужащих и приравненных к ним лицам - 40 коп. Для остальных категорий населения - 60 коп.

Цена экскурсии: Для учащихся, военнослужащих и приравненных к ним лицам - 4 руб. Для остальных категорий населения - 5 руб.

E-mail: dwhm@tut.by
Группа музея в vk.com

Полезные ссылки