ДРОГИЧИНСКИЙ ПОВЕТ В 1920-1937 гг. (Экономическое положение и революционное движение трудящихся за социальное и национальное освобождение и воссоединение с БССР). 
Военно-исторический музей
им. Дмитрия Карповича Удовикова

ДРОГИЧИНСКИЙ ПОВЕТ В 1920-1937 гг. (Экономическое положение и революционное движение трудящихся за социальное и национальное освобождение и воссоединение с БССР).

Автор: Т.Д. ЛИБЕРОВСКАЯ
Дата: 2019-03-13
Просмотров: 44

І. ВВЕДЕНИЕ.

Шёл 1920 год. На белорусские земли яростно наступали белопольские войска, поддерживавшиеся империалистами Западной Европы и Америки. Предложение В. И. Ленина о мире было отвергнуто воинствующей польской буржуазией и помещиками. Польское командование, создав перевес сил на фронте, с помощью империалистических государств, в середине августа 1920 г. снова послало войска в наступление, в результате которого Красная Армия вынуждена была отступить почти до Минска. На захваченной территории вводилось новое административно-территориальное деление, создавались польские органы власти.

По распоряжению Управления прифронтовых и этапных территорий от 6 ноября 1920 г. из гмин (волостей) Кобринского повета (уезда): Брашевичи, Воловель, Вороцевичи, Дрогичин, Дружиловичи, Бездеж, Именин, Мотоль, Одрыжин, Осовцы, Хомск, Янов был создан Дрогичинский повет с центром в Дрогичине.*

Когда 18 марта 1921 г. в Риге был подписан мирный договор между правительствами Советской России и Польши, Дрогичинский повет в составе западно-белорусских земель отошёл к Польскому буржуазному государству и был отнесён к Полесскому воеводству.

По переписи 1931 г. площадь повета составляла 2351 кв. км. Население – 97 тыс. человек. Плотность населения на 1 кв.км – 41,4 человек.**

В 1930 г. в повете проживало 90.995 человек, из них по национальному составу: белорусов – 78.686 человек, поляков – 4.295 человек, евреев – 8014 человек.

По вероисповедованию: православных – 78.686 человек, евреев – 8014 человек, католиков – 4295, евангелистов – 500 человек.***

* Ведомости Управления прифронтовых и этапных территорий № 5. пол. 47, стр. 7.

** Maly rocznik statystyczny. 1939. str. 13.

*** Ф. 2042, оп. 2, д. 226.

С 1920 по 1939 гг. в территории повета произошли следующие изменения:

Бездеж, Мотоль, Яново и гмине Поречье Пинского повета. 23 марта 1928 г. были ликвидированы гмины: Воловельская, территория которой отошла к Брашевичской гмине, Вороцевичская, вошедшая в состав Дрогичинской, Осовцевской, Яновской гмин, Именинская, территория которой отошла к Брашевичской и Хомской гминам.

25 сентября 1928 г. из Брашевичской гмины была выделена в самостоятельную - гмина Воловель.

В повете существовали теперь следующие гмины: Бездеж, Брашевичи, Воловель, Дрогичин, Мотоль, Одрыжин, Осовцы, Хомск, Яново.

Административным центром повета было местечко Дрогичин с населением в 1938 г. в 3100 чел.

Дрогичин являлся местопребыванием административных органов власти – поветового староства, органов самоуправления – поветового отдела и магистрата, поветовой по¬лицейской комендатуры, поветового суда, тюрьмы и финансового управления, а так же школьного инспектората.

В местечке не было ни одного кинотеатра, зато действовали костёл и православная церковь.

В Дрогичине размещалась одна общеобразовательная школа. Город освещался электроустановкой напряжением в 120 вольт. Для приезжих имелось несколько гостиниц, из которых самая большая располагала 6 местами с оплатой до 2.50 зл. в сутки.

Государственное жилищное строительство за 1921-1939 годы свелось лишь к постройке домов для поветового староства и государственных чиновников и дома людового. Жизнь местечка сосредотачивалась на рынке, поэтому здесь были выстроены помещения под торговые лавки. От Дрогичина до Бреста и Янова курсировал автобус.

Дороги в повете были государственные, воеводские, поветовые и гминные, в зависимости от того, на чьём содержании они находились. В 1927г. протяжённость дорог составляла: грунтовых содержавшихся государством – 52,2 км, Полесским воеводским управлением – 45 км, поветовым отделом – 139 км, гминными правлениями – 395 км; шоссейных содержавшихся государством – 21,5 км, Полесским воеводским управлением – 6 км, поветовым отделом – 8 км.

В 1927 г. в повете находилось три железнодорожных станции, 6 почтовых и 6 телефонно-телеграфных отделений.

Крупным населенным пунктом в повете считалось местечко Янов, в котором проживало около 3500 человек. Здесь находились гминное и почтово-телеграфное управления, несколько маленьких гостиниц.

Население занималось мелкой торговлей, ремеслом, а часть промышляла сбором пожертвований (лаборы) и уходила далеко за пределы повета. В основном население повета занималось сельским хозяйством.

ІІ. Историческое прошлое.

Сохранились лишь отрывочные сведения по истории отдельных местечек и селений.

Первое упоминание о Дрогичине относится к 1794 г., когда пинский маршалок Михаил Ожешко поселил здесь монахов францисканского ордена, выстроил им костёл и монастырь и передал во владение селение Дуброву. В 1801 г. здесь был открыт церковный приход. В 1832 г. костёл преобразовали в православную церковь. Перед 1-ой мировой войной Дрогичин входил в состав Кобринского уезда Гродненской губернии. В памятных книжках Гродненской губернии за 1913-1915 годы имеются упоминания о трехклассном городском училище, действовавшем в Дрогичине, аптеке. Практиковал даже частный зубной врач. В 1915 г. в Дрогичине проживало 2182 человека. Дрогичин в то время был небольшим местечком, расположенным на расстоянии 7 км от станции Нагорье. Во время 1-й мировой войны Дрогичин был сожжен.

К юго-западу от Дрогичина находится имение Закозель с красивым домом, парком и часовней в готическом стиле. До 1865 г. это имение принадлежало Ожешкам. В фольварке Людвиново в 1859-1864 годах жила польская писательница Элиза Ожешко.

Местечко Хомск было известно своим монастырем ордена базилианов, выстроенным в 1687г. князем Дольским. В первой четверти XIX века здесь действовали суконная фабрика, изделия которой широко славились.

Достопримечательностью местечка Янова был костел, построенный приближенным царя Николая I Франциском Поллоленом в 1848 г. В XVII веке Янов принадлежал князьям Шуйским, а затем дворянам Ожешкам.

III. Экономическое положение повета.

Правительство буржуазно-помещичьей Польши, присоединив к своей территории западно-белорусские земли, расценивало их как полуколониальный придаток, мало заботилось об их экономическом развитии, не принимало мер для восстановления хозяйства, разоренного Первой мировой войной. Ещё в 1925 году 1216 семей в повете не имело нормальных жилых условий. 66 семей проживало в землянках, 832 семьи вообще не имели своего крова. Люди размещались в ветхих хатах, спали на нарах, бедность глядела изо всех углов.

Если в семье был хоть один больной туберкулезом, то он заражал остальных членов семьи. В деревне Симоновичи после войны уцелело лишь три хаты. Все жители разместились в них. Грязь, скученность явились источником вспыхнувших болезней: тифа, дизентерии. В одной из хат, где поселилось 27 человек, умерло 9. Поветовый врач сообщал полесскому воеводе об ужасающей бедности, охватившей 40% населения повета. От отчаяния и нужды искали забвения в алкоголе. В 1926 г. было потреблено алкогольных напитков на 1,5 млн. злотых. В среднем на покупку водки и табака каждый человек расходовал 25 злотых, т. е. в 10 раз больше чем на необходимые предметы.*

Удельный вес промышленности в экономике повета был чрезвычайно низок. Промышленные предприятия отличались примитивной техникой, небольшим количеством рабочих. В повете в 1932 г. насчитывалось 58 предприятий, из которых самым большим был лесопильный завод фирмы «Горбур» в Янове, открытый в 1923 г. Работало на нём от 16 до 56 чел. В 1926 г. в Мартинове был открыт лесопильный завод Бурмана. В 1933г. на нём работало 14 рабочих. На лесопильном заводе Скирмунта в Молодове работало 10 рабочих. К другим предприятиям повета относилось 11 кирпичных заводов, на которых работало по 3 человека; 3 бетонных мастерских с 2 рабочими каждая. В Хомске действовала кожевенная мастерская. Работало 12 мельниц, на которых было по 2 рабочих. При помещичьих имениях действовали 2 винокурни.

* Ф. 1, оп. 4, д. 1197, л. 10.

Электроустановку в Дрогичине обслуживало 2 человека.*

Рабочие работали в тяжелых антисанитарных условиях: по 10-12 часов за мизерную плату. На лесопильном заводе фирмы «Горбур» заработок рабочих составлял 1-4 злотых в день, причем работницы получали лишь по одному злотому.** Катастрофическим становилось положение рабочих в годы экономического кризиса, когда предприятия закрывались, рабочих увольняли. 24 июля 1931 г. было сразу уволено 70 работников лесопильного завода фирмы «Горбур» в Янове. В январе 1938 г. в повете насчитывалось 165 безработных.

Страдали от экономического кризиса и крестьяне, особенно мало¬земельные. Многие из них не имели еды. Кризис вызвал глубокий упадок промышленного производства. Почти все предприятия были переведены на неполную рабочую неделю.

Рабочие боролись за свои права, и поэтому часто бастовали. 24 января 1927 г. в Янове забастовало 36 рабочих лесопильного завода фирмы «Горбур», потребовавших повышения зарплаты. 2 марта 1934 г. бастовало 80 рабочих этого же завода в связи с задолженностью по зарплате. 25-26 сентября 1934 г. бастовало 108 рабочих, занятых на мелиоративных работах и потребовавших повышения зарплаты.

Основную роль в экономике повета играло сельское хозяйство. По сведениям брестской казенной палатой за 1929 г. структура землевладения в повете характеризовалась следующими цифрами:

* Ф. 2065, оп. 1, д. 458, 460.

** Ф. 2065, оп. 1, д. 75, л. 317.

до 150
га число хозяйств площадь в га сумма взимавшегося земельного налога в злотах
до 5 10643 43567,49 22914
от 5
до 15
7311 70934,8 44943
от 15
до 60
820 23953,35 13167
от 60 38 4822,50 3280
от 150
до 500
34 13282,48 7805
от 500
до 2000
15 23108,41 13667
свыше 2000 4 13172,49 7404*

В 1931 г. структура землевладения иллюстрируется нижеуказанной таблицей:

*Ф. 50, оп. 1, д. 8248.

га число хозяйств площадь пахотная земля луга и пастбища леса и др.
0-1 644 374 247 112 15
1-3 3776 7146 3471 3327 348
3-5 5410 21758 9971 10501 1106
5-7 4083 24442 11261 11830 1331
7-10 3346 28178 12712 13695 1771
10-15 2076 25343 10944 12684 1715
15-20 735 12575 5214 6245 1116
20-30 621 15055 5396 8120 1539
30-50 325 11990 3033 7585 1372*

Приведенные таблицы свидетельствуют о большом количестве в повете малоземельных и безземельных крестьян. Первая таблица иллюстрирует ярко выраженный классовым характер налоговой политики польского буржуазно-помещичьего правительства, когда по мере увеличения количества земли норма налогового обложения значительно уменьшалась, Если налоговая ставка поземельного налога из расчета на 1 га составляла для хозяйств площадью до 5 га – 2,38 злотых, то для хозяйств свыше 2000 га – 1,06 злотых.

* Wrodzicki. Struktura posiddania gruntow na ziemiach wschodnich. Warszawa, 1938.

Налоговая задолженность населения росла и в 1927 г. составляла свыше 144 тыс. злотых.*

Крупные земельные владения сосредоточивались в руках помещиков. Помещики Орда, владевшие имением Новошицы Яновской гмины с 1825 г., имели в 1935 г. 1281,6 га земли. В том числе пашен – 305 га, лугов – 155 га, лесов – 747 га, садов и парков – 5 га. Помещикам принадлежала 31 лошадь, 62 головы крупнорогатого скота, 25 свиней. Годовой надой молока при жирности в 3,6% составлял 54 тыс. литров.

Ежегодно применялся вагон удобрений. Урожайность сельскохозяйственных культур была такова: пшеница – 7 ц с гектара; рожь – 10 ц с гектара; ячмень – 9 ц с гектара; овес – 8 ц с гектара; картофель – 150 ц с гектара.

В хозяйстве применялись сеялка, молотилка, 2 жнейки, культиватор, соломорезка, конный привод.

В сельском хозяйстве Западной Белоруссии сохранились полуфеодальные отношения в формах оплаты труда, когда платили не деньгами, а натурой. В имении Орды работало 24 ординария, т. е. батрака, которые нанимались к помещику на год и получали плату натурой. Семья ординариев обрабатывала 21,5 га помещичьих сельскохозяйственных угодий. 15 батраков, работавших в имении, не имело своей земли, а 9 владело небольшими наделами но 2-3 га. Процесс капитализации сельских хозяйств на примере имения Орды выразился в открытии винокуренного завода, продукция которого в 1934-35 годах составляла 329 литров спирта от переработки картофеля с 34 га.

* Ф. 1, оп.1, д. 2396, л. 8.

Если помещику Орде принадлежали огромные земельные площади, то крестьяне соседних деревень были все малоземельными. В дер. Застружье 9 хозяйств владело наделами по 1 га каждое, 22 хозяйства имело наделы от 1 до 2 га, 52 хозяйства от 2 до 5 га.

В деревне Лучки было 6 хозяйств с наделами до 1 га, 4 хозяйства от 1 до 2 га, 33 хозяйства от 2 до 5 га. Лишь одно хозяйство имело 10 га земли. В деревне Зарудье 5 хозяйств владело наделами до 1 га 5 хозяйств – от 1 до 2 га, 37 хозяйств от 2 до 5 га.*

В повете находились и другие помещичьи имения. В имении Ополь помещицы Залесской насчитывалось в 1924-25 годах 3402 га земли, из них пашен – 264 га, лугов – 1172 га, пастбищ – 1203 га, лесов – 536 га.

В имении Закозель помещика Толочко было 3369 га земли, из них под пашнями – 412 га, пастбищами – 280 га, лугами – 2370 га.**

Помещикам Бобринским принадлежало 12614 га земли, Высловухам – 8988 га, Еленскому – 5145 га.***

Крестьянское хозяйство было мало производительным. Земли обрабатывались примитивно, сохой. Машинами владели помещики и кулаки. Минеральные удобрения применялись лишь на 2-х процентах площади сельскохозяйственных угодий повета, в хозяйствах помещиков и осадников.

Площадь сельскохозяйственных угодий в повете в 1931-1932 годах была такова:

* Ф. 1, оп. 6, д. 3375, л. 16-22.

** Ф. 1, оп. 6, д. 2610, л. 26-27.

*** Ф. 1, оп. 6, д. 3235.

общая площадь повета, в га всего под сельхозугодья пашни сады и огороды луга пастбища леса и др.
227231 171698 68354 2215 66867 34262 38326*

Посевные и уборочные площади в повете в 1937 году составляли:

вид посевная площадь в га сбор в ц урожайность в ц с га
пшеница 2458 17805 7,2
рожь 21828 212131 9,7
ячмень 3476 29791 8,6
овёс 10506 83601 8,0
картофель 12366 1308637 106
гречиха 1086 9002 8,3
просо 776 9016 11,6
кукуруза 2 18 9,0
горох 156 1432 9,2
фасоль, бобы, чечевица 101 1003 9,9
лён 1531 семя 10295 волокно 3273 6,7 2,1
конопля 47 семя 279 волокно 135 5,9 2,9
рапс 26 192 7,4**

* Statystyka rolnicza. 1931/1932. Warszawa, 1933. str. 11.

** Statystyka rolnicza. 1937. Warszawa, 1938. str. 38-39.

В 1937 г. в повете насчитывалось 15973 лошади, 52525 голов рогатого скота, 44672 свиньи, 38376 голов овец, 80 коз.*

Благосостояние повета и гмин целиком зависело от поступления налогов с населения. Для наглядности следует проанализировать экономическое положение Яновской гмины в 1934-35 годах.

В гмине проживало 18080 человек. Насчитывалась 3834 сельских хозяйства, 12 помещичьих имений. Общая площадь землевладения гмины составляла 33274,45 га. Из них 28451,11 га принадлежало частным лицам. В гмине действовало 6 моторных и 18 ветряных мельниц, лесопильный и три кирпичных завода, винокурня, маслобойня, три бетонных мастерских, электроустановка. Ремеслом в гмине было занято 92 человека, торговлей 146. Протяженность шоссейных дорог в гмине составляла всего полтора километра, грунтовых – 151 км. Дороги и 40 деревянных мостов содержались за счёт населения гмины. В гмине действовало 10 одноклассных, 5 двуклассных, 1 семиклассная школы. Из них 7 школ размещалось в наемных помещениях. Училось в школах 2708 учащихся, учителей было 29.

За счет населения гмины содержался врач и три акушерки. Действовала частная аптека. Хотя Яновская гмина и считалась наиболее заселенной и оживленной гминой в повете, но даже в ней не было народного дома.

Из каких же источников складывался доход гмины, составлявший в 1934-35 годах 107552 злотых? В доход гмины шли поступления от эксплуатации гминного имущества в сумме 2210 злотых, от различных коммунальных услуг (за въезд на рынок, пользование весами, от оплаты за посещение медицинской амбулатории) – 6540 злотых, от надбавок к государственным налогам – 13009 злотых, от налогов – 62730 злотых. С населения взимались уравнительный, военный налог, налоги от государственных земель, содержания гостиниц, от вывесок и афиш, общественных зрелищ. Налоговому обложению подлежала земля повета. На каждый гектар земли приходилось 1 злотый 50 грошей налога. В доход гмины шли поступления от штрафов (в 1934 г. – 10000 злотых), от денежного эквивалента за исполнение трудовой и гyжевой повинности (шарварки) и мелиоративных работ. Государственные дотации гмине не давались. Большая часть средств, поступавших в доход гмины с населения, 27928 злотых, шла на содержание аппарата тминного правления. На нужды народного просвещения ассигновывалось 15234 злотых, на развитие культуры – 300 злотых, на здравоохранение в гмине – 9520 злотых, на социальное обеспечение –1450 злотых.*

В бюджете Дрогичинского повета на 1935-36 годы доход от налогов составлял около 170000 злотых. На каждого жителя повета приходилось 6 злотых 38 грошей коммунальных сборов. Из общей суммы доходов повета около 46 тыс. злотых шло на содержание администраций, 18 тыс. злотых на здравоохранение, 14 тыс. злотых на социальное обеспечение и 1000 злотых на народное образование, причем сюда входили лишь расходы на стипендии и внешкольное просвещение. Строительство школ осуществлялось гминами.

Анализ бюджета Яновской гмины и сопоставление его с бюджетом повета свидетельствуют о зависимости экономического развития гмины от степени налоговой платежеспособности населения. Участие поветовых органов власти в развитии экономики гмин было минимальным. Государство в экономическом строительстве мелких территориальных единиц участия вообще не принимало. А поскольку население гмин было в основном малоземельным и нуждалось в хлебе и заработке, то и экономическое положение гмин было чрезвычайно слабым.

* Ф. 1, оп. 1, д. 1475.

IV. Состояние здравоохранения в повете.

18 тыс. злотых, ассигновывавшиеся на здравоохранение в повете, не могли удовлетворить нужды почти 100-тысячного населения. А заболеваемость росла в связи с нищетой.

Крестьянские хаты вмещали в одну комнату и людей, и скот. Воду, непригодность которой для питья засвидетельствовал поветовый врач. Доставали из грязных деревянных колодцев. Бань не было. Убой скота проводился где попало, т. к. не было скотобоен.

Все население повета обслуживалось в 1935 г. 7-ю врачами, из которых 5 было частнопрактикующих.

Гминные врачи находились в Янове и Хомске, где работали при амбулаториях. В Мотоле врач был лишь при школе. В Брашевичах население лечил фельдшер. В Одрыжинской гмине врача вообще не было, хотя большое распространение среди населения получили венерические болезни. В Дрогичине действовала больница, содержавшаяся органами самоуправления. Фактически больница содержалась на средства населения, поступавшие от лечения больных и взимания налогов. В 1936 г. доход от оплаты за стационарное лечение больных составлял 37450 злотых, а за амбулаторное лечение – 5250 злотых. К этой сумме Дpoгичинский поветовый отдел доплачивал 6000 злотых, полученных от налоговых сборов с населения. Из общей суммы 37450 злотых отчислялось на содержание медперсонала и 14515 злотых на лечение больных.

В 1936 г. в больнице было 50 коек, из них 16 для больных с внутренними болезнями, 22 для хирургических больных, 8 для инфек¬ционных, 4 для рожениц. Суточная такса оплаты за лечение составляла 3-6 злотых. Если дневной заработок рабочего составлял 3 злотых, то на лечение ему рассчитывать не приходилось. А если труженик и попадал в больницу, то задолженность за его лечение принимала большие размеры. В 1930 г. задолженность населения за лечение составляла 19945 злотых. Больная Косенко Антонина задолжала 131 злотый, Янчук Фекла –168 злотых и т. д. Вот и росла заболеваемость населения, разражавшаяся эпидемическими вспышками.

V. Народное образование и состояние культуры в повете.

Правительство буржуазно-помещичьей Польши отказывалось признать право белорусского народа на самостоятельное существование. Господствующие классы ставили целью искоренить в сознании трудящихся Западной Белоруссии чувство своей национальной самобытности.

Они не собирались предоставлять образование детям трудящихся не только на родном белорусском, но и на польском языке. Школ было недостаточно. Да и те, что были, находились в крайне запущенном антисанитарном состоянии. Часто не имели своего помещения и арендовали крестьянские хаты. В Дрогичинском повете в 1913-1914 годах имелось 30 одноклассных, 9 двуклассных школ и 28 церковно-приходских школ. В них работало 76 учителей. В 1937-38 годах в Дрогичинском повете насчитывалось 115 общеобразовательных школ с 17173 учащимися. Из них – 14 частных, в которых училось 1024 человека. 101 публичная школа размещалась в 213 классных комнатах, из которых 113 арендовалось. В 101 школе работало 223 учителя.*

По числу классов школы в повете распределялись в 1936 г. следующим образом: одноклассных – 51, учащихся – 4306 человек; двуклассных – 31, учащихся 4773 человека; трехклассных – 6, учащихся – 1381 человек; четырёхклассных – 1, учащихся –269 человек; пятиклассных – 3, учащихся – 1004; шестиклассных – 1, учащихся – 374, семиклассных – 5, учащихся – 3115.

Обучение в школах велось только на польском языке. Частные школы были все еврейские. В школах не хватало учителей, учебных пособий. Учителя нагружались сверх меры. В 1936 г, на учителя приходилось 87 учащихся. В классных комнатах царила скученность. В одной избе размещалось около 90 учащихся разных классов. Недостаток школ, отсутствие средств на учебники, тетради, одежду, полуголодное нищенское существование – всё это способствовало росту неграмотности населения. На 100-тысячное население приходилось только 332 интеллигента, из них 263 поляка, 12 евреев, 32 русских, 18 украинцев,18 белорусов.

В бюджете Дрогичинского поветового отдела народного образования ассигнований на культурное строительство в повете не предусматривалось. Во всем повете не было ни одного кинотеатра. При общественных организаци¬ях: Стрелецкий союз, Союз кружков сельской молодежи и при общеобразовательных школах действовали так называемые светлицы, где сосредоточивались библиотеки, проводились любительские концерты.

В 1933 г. при Стрелецком союзе действовало 12 светлиц, которые посещало 266 человек. А так же 7 светлиц при Союзе сельской молодежи в Дроги¬чине посещало 140 человек в возрасте от 14 до 30 лет. Светлицы являлись активными проводниками политики правительства в области насильственного ополячивания населения.

VI. Революционное движение трудящихся повета за социальное и национальное освобождение и воссоединение с БССР.

Присоединение Западной Белоруссии к буржуазно-помещичьей Польше принесло белорусскому народу нужду и лишения. Население Дрогнчинского повета страдало от эксплуатации и произвола помещиков, земельного голода и налогов, национального и политического бесправия. А в Советской России люди строили новое общество без рабства и нищеты.

Красная Армия в 1920 г. встречались населением с радостью. Народ брал власть в свои руки, создавал революционные комитеты. Зимой 1919 г. был организован ревком в деревне Снитово. С 1920 г. действовал ревком в деревне Именин, в 1921 г. – в Дрогичине.

В октябре 1923 года была созвана Коммунистическая партия Западной Белоруссии, которая возглавила революционную борьбу трудящихся за свое социальное и национальное освобождение и воссоединение с БССР. В поветах и деревнях действовали организации КПЗБ. В Дрогичинском повете уже в 1924 году были организованы два районных комитета КПЗБ: Лесной, размещавшийся в дер. Кривица Яновской гмины и райком имени Красина в Дрогичине (или Дрогичинский райком). Оба райкома подчинились Пинскому окружному комитету КПЗБ. В деревнях создавались ячейки, подчинявшиеся райкомам.

На территории райкома им. Красина насчитывался 221 член КПЗБ и 130 человек сочувствующих. Райкомам подчинялось 138 ячеек. Одновременно с РК КПЗБ действовал и РК Коммунистического союза молодежи Западной Белоруссии, которому подчинялось 25 ячеек и 120 комсомольцев.

Лесному райкому подчинялось 5 подрайкомов КПЗБ. Сохранились сведения о трех из них. Подрайком 1 распространял деятельность на гop. Дрогичин и 10 окрестных деревень. Подчинялось ему 40 членов. 2-му подрайкому КПЗБ подчинялось 8 ячеек и 45 членов. 3-му подрайкому подчинялось 9 ячеек, 60 членов.

Партийные организации проводили большую пропагандистскую работу среди населения, в результате которой крестьяне на должность солтысов старались избрать коммунистов. Повседневная борьба коммунистов в защиту СССР, пропаганда ими идей равенства среди рабочих и крестьян. Агитировали не идти на службу в польскую армию и военизированные организации.

Рассказывали об огромных успехах Советского Союза в социалистическом строительстве, разъяснение миролюбивой внешней политики Советского Союза приносили свои плоды. С каждым годом росли симпатии трудящихся к СССР, число его верных друзей и сторонников.

* Ф. 12042, оп. 1, д. 2773.

Свою любовь к Советской стране трудящиеся демонстрировали кампаниями в защиту мира, против агрессивных устремлений империалистических государств.

26 декабря 1926 г. в дер. Xомск состоялась антивоенная демонстрация, в которой приняло участие около 500-600 человек. Демонстранты несли красные знамена и пели Интернационал. Полиция, вмешавшаяся в демонстрацию, пустила в ход нагайки, наручники. А вечером начались аресты.*

В деревнях Дрогичинского повета действовали ячейки КПЗБ и КСМЗБ, выполнявшие по указанию райкомов агитационно-пропагандистскую работу, распространявшие листовки и проводившие сборы на МОПР.

Ячейка КПЗБ в дер. Дубровке, организатором которой был Василий Страпко, вела среди крестьян агитацию за неуплату налогов. Члены её изготовляли листовки и распространяли их. Члены ячейки КПЗБ в дер. Ровины тщательно изучали партийную литературу, полученную из райкомов. Зимой 1927 г. в дер. Ровины состоялась конференция коммунистов с участием представителя от Пинского ОК КПЗБ.

В дер. Белой ячейка КПЗБ существовала с 1925 г. Секретарем ее был Кирилл Ясюкевич. Накануне 1 мая 1928 г. коммунисты ячейки вывесили революционный лозунг. С 1925 г. существовали ячейки КПЗБ в деревнях: Мотоль, Пнюхи, Закалье. В дер. Мотоль действовала также и ячейка КСМЗБ. В местечке Янов ячейка KПЗБ действовала с 1925 г. Члены ее активно участвовали в распространении листовок. Члены ячейки КПЗБ в дер. Язвины в 1926 г. организовали революционную демонстрацию.

С 1925 г. существовала ячейка КПЗБ в дер. Каролин. Работа её была налажена столь успешно, что во время выборов в Сейм почти все жители деревни голосовали за кандидатов от компартии.

* Ф. 2027, оп. 1, д. 4511, л. 14.

Ячейки КПЗБ действовали в деревнях: Заставье, Микитск, Вавуличи, Сёмоновщина, Гошево, Вартыцк, Брашевичи, Староселье, Осовцы, Кристиново, Сычивка, Трилиски, Горбаха. В революционной борьбе трудящихся повета принимали активное участие дети. В школе дер. Мотоль дети писали на стенах революционные лозунги, отказывались петь польские песни. Активизация работы партийных организаций Дрогичинского повета напугала полицию. В мае 1927 г. начались аресты коммунистов. Ликвидации подверглись райком Лесной и частично райком имени Красина. Однако члены райкомов, избежавшие арестов, наладили связь с Пинским окружным комитетом КПЗБ и стали восстанавливать деятельность партийных и комсомольских ячеек и МОПР. 26 июля 1927 г. состоялось собрание коммунистов в дер. Сёмоновщина с участием представителя от Пинского OK КПЗБ по поводу восстановления ликвидированных райкомов.

Революционная работа продолжалась. В ночь на 1 августа 1927 г. в дер. Старое Село был вывешен транспарант с надписью: «Долой военные авантюры Пилсудского! Да здравствует самоопределение Западной Белоруссии вплоть до отделении!».

13 августа 1927 г. в Дрогичин приехал делегат Пинского ОК КПЗБ. На улицах Зажецкой и Костюшко состоялась его встреча с представителями от дрогичинской парторганизации. Затем в дер. Сёмоновщина в 22 час. состоялась конференция коммунистов по поводу восстановления работы РК им. Красина и проведения демонстрации, посвященной Международному дню молодёжи.

После конференции участники её были арестованы. Однако и в августе, и в октябре 1927 г. коммунисты собирались в деревне Дубровки и пос¬тавили задачу немедленного восстановления райкомов. Лесной РК был восстановлен и размещался в дер. Огово Пинского повета. Полиция, боясь активизации революционных выступлений трудящихся. В феврале 1928 г. вновь произошли аресты коммунистов. Но все ячейки ликвидировать не удалось. В деревнях: Трилиски, Калилы, Щекоцк, Кривица, Мотоль ячейки КПЗБ продолжали свою работу. В начале 1928 г. в поле у дер. Трилиски собрались коммуниста по поводу восстановления разгромленных полицией партийных организаций. Был восстановлен Лесной РК, распространявший свою деятельность на Мотольскую и Яновскую гимна. Члена райкома соблюдали строжайшую конспирацию. Секретарь райкома, например, поддерживал контакт лишь с секретарем ячейки. На собрания собирались только по двое. Однако полиция чувствовала работу райкома. Тайные агенты доносили полицейским о сборе коммунистами средств для МОПР. В сентябре 1928 г. полиция обнаружила в дер. Замошье вывешенный членами KПЗБ революционный лозунг. Активную агитацию в марте 1928г. перед выборами в Сейм проводили члены Лесного райкома. Правительство Пилсудского делало все возможное для того, чтобы не допустить в Сейм представителей рабочих и крестьян.

КПЗБ развернула активную борьбу за проведение в Сейм депутатов от трудящихся с тем, чтобы использовать сеймовую трибуну для разоблачения внешней и внутренней политики буржуазно-помещичьего правительства. В избирательной кампании коммунисты собирали подписи среди избирателей как рекомендации на выдвижение своих кандидатов в депутаты Сейма. Работать приходилось в весьма сложных и трудных условиях полицейского преследования и террора.

В 1929 г. на территории Дрогичинского повета действовали следующие партийные организации: в Трилисках размещался Лесной РК, распространявший свою деятельность на Мотольскую и Яновскую гмины, восточную часть гмины Осовцы и часть гмины Бездеж. Райкому подчинялось 19 ячеек КПЗБ и 80 членов. Ячейки находились в деревнях: Могильно, Гневчицы, Янов, Островок, Лясковичи, Щекоцк, Молодово, Верхустье, Сычивки, Мотоль, Заеленье, Калилы, Трилиски, Песыщево, Упирово, Березляны, Крывицы, Кулаки, Горбаха. В дер. Ровины действовал РК КПЗБ им. Красина (Дрогичинский), распространявший свою деятельность на территорию Дрогпчинской, Брашевичской, Хомской, Воловельской, Бездежской гмин, часть гмины Осовцы. Райкому подчинялось 60 членов и 18 ячеек в деревнях: Ровины, Староселье, Вороцевичи, Клементиново, Заклетенье, Кремно, Белая, Ополь, Лядовичи, Заточье, Гошево, Хомск. Оба райкома подчинялись Пинскому ОК КПЗБ.

В течение августа-сентября 1928 г. полиция провела аресты членов райкома им. Красина (Дрогичинского) и во многих ячейках. Но через несколько недель коммунисты, оставшиеся на свободе, наладили контакт с Пинским ОК и избрали новый состав Дрогичинского РК. Почти 80% населения, проживавшего на территории этого райкома, находилось под влиянием компартии. Коммунисты использовали для своей работы библиотеки-читальни общества «Просвита», профсоюз кожевников и др. общественные организации.

С 22 февраля по 12 марта 1929 г. начались аресты членов Лесного РК КПЗБ и ячеек КПЗБ в деревнях: Кривицы и Калилы. Было арестовано около 100 человека. Состоялось 4 суда, в результате которых 10 человек было приговорено к 4 годам тюремного заключения, 34 человека получили по 2 года тюрьмы. Процессы проходили 21 сентября 1929 г., когда судили 18 членов Лесного РК КПЗБ. 2 октября судили 45 членов двух райкомов. 20 ноября состоялся судебный процесс над членами ячейки КСМЗБ в дер. Гошево. 27 ноября судили 24 члена Дрогичинского РК КПЗБ. В связи с процессами, вырвавшими из рядов партии наиболее активных коммунистов и с ликвидацией Пинского окружного комитета, которому подчинялись дрогичинские парторганизации, деятельность последних в 1930 г. несколько затихла. Но уже первомайская кампания 1931 г. показала, что работа коммунистов не прекращалась. Накануне 1 Мая красные флаги развевались в деревнях: Именин, Трилиски, на семафоре у железнодорожной станции Дрогичин. А рабочие лесопильного завода фирмы Горбур в день 1 Мая прекратили работу. В этот период Дрогичинский райком размещался в дер. Ровины, а Лесной был в Лясковичах.

С 1929 г. по 1933 годы Польшу, как и все капиталистические страны, охватил глубочайший экономический кризис. Его воздействие на экономику Западной Белоруссии и положение трудящихся было разрушительным. Даже в таком непромышленном повете, как Дрогичинский, росло число безработных, усиливалась нищета. Во главе борьбы трудящихся за свои жизненные права встала КПЗБ, направлявшая разрозненные стихийные взрывы возмущения крестьян в русло организованной массовой борьбы за удовлетворение их повседневных нужд, против буржуазно-помещичьего строя. Коммунисты Дрогичинского повета активно руководили революционными выступлениями населения, распространяли листовки, вывешивали лозунги. Члены ячейки КПЗБ в дер. Могильно собирались на кладбище, изучали партийную литературу, а затем шли в народ с призывами к борьбе за лучшую жизнь. Чтобы помочь товарищам, томившимся в тюрьме, коммунисты устраивали платные представления, а вырученные средства отправляли в МОПР. В период экономического кризиса и массовых революционных выступлений трудящихся росла сеть организаций КПЗБ. В это время в повете действовали райкомы: Дрогичинский, распространявший свою деятельность па гмины: Воловель, Дрогичин, часть гмины Брашевичи и Осовцы; Хомский – на гмины: Бездеж, Хомск, часть гмины Брашевичи; Мотольский на гмины Мотоль и частично Яновскую; Яновский – на гмины: Одрыжин, Осовцы и Янов.

Партийные организации повета активизировали свою деятельность. Население воочию убеждалось в работе коммунистов. 19 марта 1933 г. в Яновской гмине на проводах развевались 4 лозунга. Накануне 1 Мая 1938 г. флаги с надписями: "Долой фашистскую диктатуру! Долой буржуазию!». Были вывешены в дер. Гошево. В помещичьем парке дер. Могильно коммунисты вывесили лозунг: «Да здравствует СССР!». Полиция доносила Полесскому воеводе, что под влиянием коммунистической агитаций в дер. Варатыцк заключаются браки без попа и церкви.

Сравнительно подробные сведения сохранились о деятельности Яновского райкома КПЗБ, который до 1929 г. назывался Лесным. В начале 1931 г. местопребыванием райкома служило местечко Яново. В августе 1932 г. члены райкома были арестованы. Деятельность его временно прекратилась. Но оставшиеся на свободе коммунисты спешно приняли меры по его восстановлению. Наладили явку. На станции Снитово на хуторе у ветряной мельницы действовала явка с паролями: «Можно у вас поменять кабана на 30 пудов?». Пропуск: «Только на 8».

Весной 1933 г. Яновский райком был восстановлен. Одновременно организовали РК КСМЗБ, деятельность которого распространялась на Яновскую гмину. РК подчинилось около 20 комсомольцев и 7 ячеек.

Летом 1933 г. в Польше усилилось крестьянское движение. В Краковском воеводстве вспыхнуло антиналоговое восстание крестьян, охватившее около 100 тыс. человек. В восстании выразился протест польского крестьянства против властного режима. Это восстание оказало большое революционизирующее влияние на крестьян других районов. В Западной Белоруссии под руководством КПЗБ развернулась кампания солидарности с восставшими. В Кобринском повете против правящего режима выступили крестьяне нескольких деревень. В августе 1933 г. в Яновский райком приехал инструктор ЦК КПЗБ. В лесу у деревни Колония Ровины Дрогичинского повета состоялась конференция секретарей ячеек КПЗБ, на которой обсуждались вопросы организации помощи краковским и кобринским повстанцам, создания боевых дружин по поддержке антиналоговых выступлений. Аналогичное собрание состоялось в лесу между деревнями Овзичи и Клементиново.

В 1933 г. Яновский райком был перенесен в дер. Овзичи. Сюда приезжала инструктор ЦК КПЗБ под псевдонимом «Лена», проводившая собрания коммунистов и печатавшая листовки. Яновский РК организовал дружины самообороны. И когда 10, 11, 12 октября 1933 г. в деревню Клементиново и Овзичи прибыли налоговые сборщики, то крестьяне под руководством коммунистов с позором изгнали их, забрав описанные вещи. Оказание крестьянами сопротивления налоговым сборщикам послужило полиции толчком для арестов, состоявшихся 14-18 октябри 1933 г. Репрессии усиливались.

В 1933 г. Дрогичинский поветовый староста разослал распоряжение полиции, в котором приказывал лиц, вносивших деньги в пользу МОПР, штрафовать за малейшее нарушение санитарных правил, беспощадно взыскивать с них налоги, мотивируя тем, что кто может платить на МОПР, тот может заплатить и налоги. Если в революционных выступлениях принимали участие дети, то репрессии применялись к родителям. Весной 1934 г. оставшиеся на свободе коммунисты пытались восстановить работу Яновского райкома, наладили контакт с окружным комитетом КПЗБ, находившемся в дер. Калиты. Но в октябре 1934 г. полицией были ликвидированы все райкомы, действовавшие в повете, арестованы члены ряда ячеек и приговорены к тюремному заключению. Попытка восстановления коммунистами Мотольского РК была пресечена репрессиями со стороны полиции и заключением активных членов КПЗБ в концлагерь в Березе Картузской. Контакт с округом наладить было невозможно, т. к. каждая попытка вызывала многочисленные аресты. На репрессии и шантаж по¬лиция не скупилась. С 21 по 24 марта 1935 г. в Пинском окружном суде шел процесс над 24 членами райкомов КПЗБ Дрогичинского повета. Из них двое были приговорены к 6 годам, а 8 – к 4 годам тюрьмы.

В период 1934-1939 годов в Западной Белоруссии, как и во всей Польше, наблюдалось усиление авторитарной власти и свёртывание демократических свобод. Капиталисты и помещики продолжали наступление на жизненные интересы трудящихся, усиливали эксплуатацию рабочих и крестьян. Над трудящимися нависла угроза войны и порабощения немецким фашизмом.

Всё это создавало почву для нового революционного подъёма, развития антифашистского движения в стране. Компартия Польши еще в мае 1933 г. обратилась к руководству политических партий с открытым письмом, в котором призывала их к единству действий. В борьбе против наступление капитала, фашизма и военной опасности. КПЗБ активно добивалась создания единого фронта борьбы с фашизмом.

Коммунисты Дрогичинского повета боролись за единство с легальными организациями в борьбе с фашизмом. К таким организациям относились кружки сельском молодежи и др. Непрерывные аресты членов райкомов в январе, феврале 1937 г. способствовали прекращению деятельности партийных организаций. Однако весной 1937 г. Мотольский райком КПЗБ, находившийся в дер. Трилиски, а также ячейки КПЗБ в деревнях: Трилиски, Березляны, Упирово, Псыщево, Мотоль, Заеленье, Вартыцк, Белая, Лядовичи возобновили работу. В июле 1937 г. полиция вновь провела массовые аресты, нанесшие большой урон парторганизации, которые уже не смогли восстановить своей деятельности.

Упорной и продолжительной была борьба трудящихся Дрогичинского повета за свое социальное и национальное освобождение и воссоединение с БССР. В этой борьбе белорусский народ выступал вместе с украинским и польским народом против капитала и всех форм угнетения. На протяжении почти 20 лет господства буржуазно-помещичьей Польши компартия Западной Белоруссии оставалась руководителем и организатором этой борьбы. Верным её помощником был комсомол.

БИБЛИОГРАФИЯ

История Польши. Т. III. Изд. Академии наук СССР. Москва, 1958.

В. Полуян, И. Полуян. Революционное и национально-освободительное движение в Западной Белоруссии.

Госиздат БССР. Минск, 1963.

Институт истории партии при ЦК КПЗБ: «Революционный путь Компартии Западной Белоруссии». Изд. «Беларусь». Минск, 1966.

Борьба трудящихся Западной Белоруссии за социальное и национальное освобождение и воссоединение с БССР. Документы и материалы. Т. 1. Госиздат БССР. Минск, 1962.

Врублевский. Польша.

Rocznik Poleski 1927. Brzesc, 1926.

Maly rocznik statystyczny. 1938, 1939. Warszawa, 1938, 1939.

Rocznik polityczny i gospodarczy. 1938. Warszawa, 1938.

Pierwszy informator wojewodztwa Poleskiego. rok 1932.

Marczak M. Przewodnik po Polesiu. Brzesc, 1935.

Polesie pod znakiem “nastawki” i dykty. Pinsk, 1936

Dziennik ………dowy zarzadu ……………. przyfrontowych i etapowych. N 5, str. 7.

Wrodzicki. Struktura posiddania gruntow na ziemiach wschodnich. Warszawa, 1938.

Statystyka rolnictwa. 1933, 1937. Warszawa, 1933, 1937.

Statystyka szkolnictwa. 1937/1938. Warszawa, 1938. str. 23.

Последние материалы

В боях за Дрогичин
Приближается 75 - лет со дня освобождения Беларуси и нашего Дрогичинского района от немецко-фашистских оккупантов. Эти события, несомненно, являются одним из основных праздников в жизни белорусского народа и дрогичинцев. Мы рады тому, что день освобождения Минска 3 июля 1944г. стал днём Независимости Республики Беларусь. Это для нас по существу самый главный праздник, ибо свобода и независимость для каждого народа является извечной ценностью и достоянием которое нужно беречь.
Система начального образования в Кобринском уезде Гродненской губернии в начале 20-го века на примере исследования документов Антопольского народного училища
Система образования прошлого, несомненно, привлекает исследователей и тех, кто интересуется историй родного края. В архивах и музеях имеется большое количество документов и предметов, рассказывающих об образовании в прошлом. Их исследования проводятся постоянно. Однако в связи с тем, что 2018 и 2019гг. в нашей республике объявлены годами малой Родины, проводить исследования исторического прошлого стало ещё более актуально и значимо.
Моя семья и немецкий национал-социализм
Наш Военно-исторический музей им. Д. Удовикова имеет неплохую научную базу для тех, кто хочет найти интересную информацию об историческом прошлом родного края и тех, кто родился и жил на Дрогичинской земле. В фондах музея есть копии документов из архива КГБ, а также книги учёта тех, кто в послевоенное время вернулся из Германии, где был в качестве остарбайтера. Почему меня лично интересует эта полузабытая тема?
ДРОГИЧИНСКИЙ ПОВЕТ В 1920-1937 гг. (Экономическое положение и революционное движение трудящихся за социальное и национальное освобождение и воссоединение с БССР).
Шёл 1920 год. На белорусские земли яростно наступали белопольские войска, поддерживавшиеся империалистами Западной Европы и Америки. Предложение В. И. Ленина о мире было отвергнуто воинствующей польской буржуазией и помещиками. Польское командование, создав перевес сил на фронте, с помощью империалистических государств, в середине августа 1920 г.
Трагическая судьба отца и сына
Каждый музей является своего рода научно-исследовательским учреждением, которое изучает не только историческое прошлое определённой территории, но и судьбу земляков ? участников исторических событий. Иногда собранный по крупицам материал, сложенный в кучу, позволяет исследователям сделать вывод о том, как развивались исторические события и какова роль в них простого человека.

Военно-исторический музей
им. Д.К. Удовикова

Адрес: г. Дрогичин, ул. Ленина, д. 163, Республика Беларусь, Брестская обл.

Время работы: 8:00-13:00, 14:00-17:00, без выходных

Телефон: (801644) 3 14 22

Цена билета: Для учащихся, военнослужащих и приравненных к ним лицам - 40 коп. Для остальных категорий населения - 60 коп.

Цена экскурсии: Для учащихся, военнослужащих и приравненных к ним лицам - 4 руб. Для остальных категорий населения - 5 руб.

E-mail: dwhm@tut.by
Группа музея в vk.com

Полезные ссылки