Воспоминания Бениамина Вольфа. 
Военно-исторический музей
им. Дмитрия Карповича Удовикова

Воспоминания Бениамина Вольфа.

Автор: Сергей Граник
Дата: 2021-04-21
Просмотров: 184

Тема Холокоста на территории Дрогичинского и бывшего Антопольского районов так и осталась до конца не исследованной в контексте событий связанных с историей Великой Отечественной войны. Думаю, что каждый любознательный человек хочет знать и понять, почему местным евреям (ашкенази) не удалось выжить в период оккупации 1941-1944гг.

Наш Военно-исторический музей им. Удовикова пополняет свои фонды документами и воспоминаниями участников событий и тех, кому в период Холокоста удалось выжить в гетто. Особенно нас интересуют документы, рассказывающие о евреях Дрогичина, Антополя и Хомска. Потому что история местных ашкенази это часть нашей истории. Жаль, что с уничтожением их оккупантами ушла в неизвестность их история, культура и достижения. О том, что они проживали в наших местечках на память нам остались многочисленные мацевы (камни) с надписями на непонятном языке и хорошо сохранившаяся застройка кварталов, где до войны проживали евреи в Дрогичине и Антополе. Мы продолжаем вести переписку с израильским институтом Яд Вашем, где собраны воспоминания переживших Холокост, и документы, свидетельствовавшие о бесчеловечности и геноциде по отношению к евреям, оказавшимся на оккупированной фашистами территории.

В этой публикации я хочу представить читателям воспоминания Бениамина Вольфа о том страшном времени, когда из 2500 евреев Антопольского гетто выжило всего 12 человек.

Конечно же Бениамин Вольф описал страшные дни издевательств и мучений над своими соплеменниками, которые чинили оккупанты в Антополе. Исследование темы Холокоста продолжается. Повезло Бениамину Вольфу выжить. О том, какие ужасы евреи Антополя пережили в гетто, он рассказал в своём интервью для Израильского института Яд Вашем, что находится в г. Иерусалим. После частичной литературной обработки представляю его Вам.

«Антополь расположен в 70 км от г. Бреста, в 32 км от г. Кобрина, рядом с железнодорожной линией Брест-Пинск, недалеко от Королевского канала. До войны в Антополе было 4000 жителей, среди которых проживало 3000 евреев, кроме того жили белорусы, украинцы и в меньшей степени поляки. (В 1940г. население Антополя насчитывало 3008 чел.) В местечке работали 4 паровые мельницы, 2 кожевенных завода, 2 кирпичных завода, черепичный завод, 2 завода по производству рыболовных сетей, фото-мастерская, ремесленные мастерские, сапожники, портные, слесари и др. В Антополе работала своя большая электростанция. Были такие учреждения образования: большая одно этажная [еврейская] религиозная школа "Талмуд-Тора" с 7 учителями на 300 учащихся. Работала [ивритоязычная] школа «Тарбут» на 150 учеников. Многие дети посещали государственную начальную школу. В местечке была большая еврейская библиотека, стационарный кинотеатр, добровольная пожарная дружина, в основном состоявшая из евреев. Среди еврейских общественных организаций действовали: купеческий союз и союз ремесленников, еврейский банк, кредитный банк «Гемилус-Хэсэд». Были также организации сионистов всех течений. Последнего антопольского равина звали Волкин.

В воскресенье 22 июня 1941 г. и на следующий день немецкие самолеты бомбили Антополь. Бежать было некуда, и почти все жители остались в местечке. Только удалось сбежать 3 советским активистам: Рывке Волыньской, дочери Моша Меира Волыньского. Она работала секретарем горсовета. Кичину и Ицхак Чаку. Однако не известно, какова была их дальнейшая судьба.

Утром во вторник, 24 июня, немцы на машинах и мотоциклах прибыли в Антополь. В городе произошло ожесточенное столкновение с советскими танками один из них сгорел. В этот день погибли Ицхак Алханан и Мордехай Эли Бутнер. Местные бандиты во главе с попом Левковичем торжественно приветствовали немцев хлебом и солью. В тот же день начали грабить. Немцы сломали ворота торговой базы и ограбили магазины. Лучшее они забрали себе, а остальное оставили местному населению. В течение дня крестьяне выносили соль, муку, шкуры, сигареты, спички и т. д. Евреи вскоре почувствовали на себе ситуацию, в которой они оказались. В субботу, 28 июня, в город вошла кавалерия СС на белых лошадях. От раввина Волкина потребовали 100 рабочих. Раввин обошел дома, и 100 мужчин и женщин по его указанию вышли на площадь. Они должны были убрать в местечке брошенные Красной Армией машины и убитых лошадей. Немцы избивали работавших евреев. Они приказали им чистить туалеты голыми руками. Немцы выливали принесенную евреями ведрами воду для мытья машин и лошадей. Оправданием издевательств было то, что ведра, по их мнению, были не совсем полными. Евреев за это били.Вечером женщин облили грязной водой и забросали землей.

В воскресенье, 29 июня, местные друзья немцев сообщили им, что Давид Коваль вернулся в Антополь. Он был солдатом польской армии и попал в немецкий плен ещё в 1939г. Немцы приехали за ним на грузовике, вывели его из дома и посадили в машину. Машина выехала на площадь и там остановилась. Оккупанты приказали Ковалю выйти из машины и сразу же застрелили его. Это вызвало большой переполох среди местных евреев. Они были подавлены. 30 июня немцы вывели бывшего учителя школы Талмут-Торы Шульмана за Антополь и там застрелил его. Он был до войны председателем поселкового совета.

Через несколько недель в Антополь привезли евреев из Шерешево и Нарева. Их было около 1000 человек. Они были истощены и голодны. Загнали прибывших в молитвенные дома. Однако вскоре евреи Антополя забрали их к себе домой по 2-3 человека в одну семью.

Через три дня немцы в сопровождении своих помощников прочесали Антополь и они выгнали всех «чужих» евреев за местечко, на дорогу, ведущую в Дрогичин. Немцы заявили, что их отправят в Дрогичин. Евреи Антополя ничего не могли с этим поделать. Некоторые евреи из Шерешово смогли вернуться. В тот день около 500 из них, остались живы. В конце июня немцы создали местные органы власти. Начальником районной администрация назначили поляка по фамилии Хроминский. Лантвиртом стал белорус по имени Стасевич. Начальником полиции назначили Новака и еще несколько человек выделили ему в помощь.

В то время Хроминский занимался поимкой советских активистов, в категорию которых входил и депутат поссовета - портной Фридман. Его поймали и доставили в Кобрин, где он содержался вместе с советским врачом, которого должны были расстрелять. Этот врач был физически силен и поэтому сломал дверь камеры, где их держали и вместе с Фридманом убежал. Жена Фридмана подготовила заявление, подписанное евреями и христианами, что её муж был порядочным, честным человеком, который не сделал ничего плохого. Она возила этот документ в Кобрин и пыталась найти мужа, но найти мужа не смогла. Немцы поняли, что советский врач и Фридман сбежали, о чем немедленно сообщили в полицию Антополя. Немцы взяли жену Фридмана и его родственников в заложники. Было объявлено, что если евреи не выдадут Фридмана в течение 48 часов, заложники будут расстреляны и кроме того, каждого десятого из оставшихся местных евреев ожидает смерть. Фридман где-то скрывался полях. Вечером того же дня Шайндла Фридман сказала мучителям, что не допустит, чтобы все эти люди были убиты из-за её мужа. Она вызвала охранников ударами в дверь камеры и потребовала встречи с Хроминским. Когда он появился, она сказала, что готова пойти с полицией в поля и найти мужа. Она знала, где он прячется. Она долго кружила по окраине Антополя и звала его, но он не появился. Ночью прошел ливень, и Фридман сильно промок в поле. Он пришел домой за одеждой. Полиция все время следила за его домом и она схватила его. Потом заложников освободили.

31 июля на грузовиках прибыли эсэсовцы. Они вошли в Антополь. Начался обыск еврейских домов. Они вытащили из них 155 человек и заперли в здании начальной школы. Час за часом среди евреев росло беспокойство. Эсэсовцы потребовали, чтобы евреи принесли золото, серебро, украшения, неиспользованную одежду, нижнее белье, скатерти и 350 000 советских рублей. По словам немцев после доставки ценностей и денег мужчины должны были быть освобождены. Однако оккупанты не собирались освобождать арестованных. Жены 155 задержанных в отчаянии бегали по городу. Они ждали несколько часов и наконец, объявили, что отправят этих 155 евреев в Киев. Они будут там работать на строительстве моста через Днепр. Днем немцы взяли 20 христиан и отправили их за 3 км от города в урочище Хвойники для рытья могилы. Вечером туда повели несчастных евреев и расстреляли. Немцы построили обречённых по 8 в ряд. Евреи были окружены со всех сторон хорошо вооруженными эсэсовцами. Жертвы ещё по дороге были жестоко избиты. Их также пытали на месте казни. От этого многие умирали ещё до казни. На месте расстрела играла музыка. Немцы танцевали, пели и веселились. Убийцы приказали евреям снова выстроиться в очередь.

Один за другим обречённые спускались в яму, где их убивали. После казни тела евреев были засыпаны тонким слоем песка. Только после этого немцы уехали в Антополь.

В местечке евреи не знали, что на самом деле произошло со 155 мужчинами. Никто даже представить себе не мог, что их убили. По городу бродили жены убитых, они спрашивали, знает ли кто-нибудь, что случилось с их мужьями. Этим пользовались немцы и местные жители. Христиане в своих гнусных личных целях, продолжали обман близких родственников убитых. Ведь перед казнью им разрешили написать письма домой. Эти письма оказались у местных полицейских. Они выяснили, где находятся родственники и передавали им письма за хорошую плату. Таким образом, жена учителя Цирульника получила «письмо от мужа» через месяц после его убийства. Письмо получила и дочь. Якуба Померанца. Были и те скоты, которые предлагали жёнам собрать передачу яко бы находящимся на работах мужьям. И жёны немедленно это делали. Такую передачу отправляла жена Авраама Гордона, и многие другие женщины не понимая, что это настоящий грабёж. За каждое письмо приходилось платить по 20 долларов. В Антополе евреев постоянно выгоняли на принудительные работы. Они должны были служить немцам, полиции и оккупационной администрации. Одной из часто выполняемых работ была уборка и ремонт дороги Брест-Пинск. Когда эти работы были выполнены евреями, то их заставляли переносить тяжелые камни с одной стороны дороги на другую и обратно. Всю зиму 1941 на 1942 гг. немцы мучил их и подвергал жестокому обращению. Евреи старались изо всех сил выполнить приказы, надеясь, что это спасет их жизни. Поляк по имени Рымша занимался организацией работы евреев. Он использовал это в корыстных целях и брал от несчастных взятки и подарки в обмен на назначение на лучшую работу. В ноябре 1941 г. немцы вывезли 170 человек на станцию Бронная-Гора, что в 40 километрах от Антополя. Там евреи сортировали и чистили боеприпасы, в том числе снаряды для артиллерийских орудий, оставленные Красной Армией. Они работали там всю зиму с 1941 на 1942гг. Помимо тяжелой работы, евреи страдали от холода и голода. Весной этим 170 евреям приказал копать длинные, глубокие ямы. Им сказали, что ямы подготовлены на случай, приближения фронта и в них нужно будет спрятать оружие и боеприпасы. Таким образом они пытались скрыть тот факт, что эти ямы подготовлены для захоронения в них евреев из Антополя ...

Всю зиму немцы в местечке грабили и забирали у евреев золото, серебро, масло, меха, обувь, кожу, текстиль и деньги. Нахождение спрятанных дома денег или золота каралось смертью. В начале апреля 1942 г. был отправлен приказ комиссара Кобецкого из Кобрина, что евреи должны были отправиться в гетто. Улицы Занивьевская и Грушевская предназначались для гетто. Эти улицы были обнесены забором по периметру которого выставили охрану. Христианам, живущим в этом районе, было приказано переехать в другие дома, где ранее проживали евреи.

В первые дни апреля 1942 г. евреям было приказано в течение 20 минут заселить гетто. Им пришлось всё бросить. Несчастным разрешили взять с собой только то, что могли поднять сразу. Около 2500 евреев были заключены в гетто. В их распоряжение было предоставлено очень мало жилья. Людей в них запихивали, как селедку в бочку. 100 евреев были привезены в Антополь из Городца. Всего несколько квалифицированных специалистов осталось с семьями в Городце, но не на долго. Через три дня прибыл в Городец лантвирт и начал кричать, что евреи должны вернуть спрятанную теплую одежду. После этого евреев загнали в сараи и там расстреляли.

Когда все евреи оказались в гетто немцы и полиция присвоили вещи, оставленные в еврейских домах. Они лучшее забрали себе, а худшее отдали местному населению.

Немцы и полицаи использовали для грабежа еще одно обстоятельство. Ведь евреи знали ранее, где должно было располагаться гетто, и некоторые из них отвезли нелегально туда свои вещи. Мучители обыскали помещение незадолго до того, как был отдан приказ о переселении евреев в гетто и изъяли спрятанные вещи. Вскоре после переезда в гетто служба занятости во главе с Артишевским, действуя при магистрате, с помощью юденрата регистрировали работающих евреев. Все хотели попасть в списки отобранных вакансий. Были созданы мастерские по пошиву обуви, портному, лоскутному производству и вязанию, вышивке, скорняжные, бетонные работы и т. д. Несмотря на большие усилия нескольких сотен евреев многие остались вне списка квалифицированных специалистов. Каждый день в 6 часов утра все работающие должны были являться к воротам гетто. Там их ждали немцы, полицейские и руководители учреждений занятости, дорожных работ, бетонные заводы, на которых работало 100 человек. Они там брали своих рабочих на работу. Евреев также возили на сельскохозяйственные полевые работы, в сады и по дому. Во время работы некоторые немцы и местные жители издевались над евреями. Евреи вечером возвращались в гетто обессиленными, избитыми и в синяках. У ворот прибывающих ожидала вспомогательная полиция. Она обыскивала их, чтобы узнать, не принесли ли они что-нибудь запрещенное.

В мае 1942 г. у еврея по имени Дивинец нашли бутылку молока, и он был застрелен на месте. Не было дня без несчастья.

В июне 1942 г. немцы разделили гетто Антополя на две части - гетто «A» и гетто «B». Работающих отправили в гетто «A», которое находилось на улице Грушевской. В гетто «Б» находились все, кто не работал, и поэтому должны были там оставаться. Оно находился на улице Занивьевской. В гетто «А» было около 1600 евреев и около 900 - в гетто «Б».

Евреи из гетто «Б» часто сходили с ума, бегали по гетто, искали и готовили тайники под домами, в сараях, копали норы в земле. Это делать их заставляло желание выжить.

Во второй половине июля 1942 г. в Антополе появилось кавалерийское подразделение СС. Евреи стали более тревожными, они не знали, что им делать. Вечером 24 июля 1942 г. глава района Хроминский вызвал к себе юденрат Антополя. (председатель - Розенберг) и еврейскую полицию, всего 25 человек. Все они были арестованы. Ночью эсэсовцы и полиция пришли и окружили гетто «А» и «Б». В три часа ночи членов юденрата и еврейской полиции вывели из тюрьмы, и поставил к стене. В них было нацелено оружие, и лейтенант СС сказал им, что в Антополе, более 800 евреев, для которых нет работы и поэтому их нужно переселить в другое место, где они будут трудиться. Поэтому все должны прийти на рынок в 6 часов утра завтра. Было приказано всем взять с собой одежду и еду. Если эти люди не появятся вовремя, то расстреляют 25 человек взятых в заложники. Тут сразу вспыхнула паника, ужасное замешательство. Некуда было убегать. Гетто «Б» окружили фашисты и уйти оттуда было невозможно. Для желающих спастись не хватило укрытий. Еще раньше назначенного времени, то есть до 6.00, убийцы проникли в гетто. Они начали входить в дома в обоих гетто и выгонять евреев на рыночную площадь. Собралось примерно одинаковое количество людей из обоих гетто, всего около 1200 человек. В 11.00 они начали ставить евреев рядами в колонну. Сначала они сделали это со стариками.

В ряду стояли 90-летний Авигдор Фирана и 65-летний Ицхак Беркович. Они оба шли в пальто. Построенную колону под конвоем вели на железно дорожный станцию возле Антополя. Многие пытались бежать, но их убивала охрана. В это время начинается расправа над оставшимися. В течение 10 минут рыночная площадь и гетто были засыпаны телами убитых людей. На станции стоял эшелон с вагонами, в котором уже были заперты евреи из Дрогичина и Янова.. (В книге «Память. Берёзовский район» на странице 168-171 есть записанные воспоминания Новика Романа Станиславовича, 1891г.р. жителя д. Бронная Гора датированные 12 сентября 1944г. По его словам «…Первый эшелон прибыл со ст. Картуз-Берёза в составе 16 двухосных вагонов. Во всех вагонах находились советские граждане, по национальности евреи. В каждом вагоне помещалось около 200 человек, т.е. вагоны были крайне переполнены…Второй эшелон в составе 46 вагонов (сборный) прибыл со станций Дрогичин, Янов и Городец. В этих 46 вагонах размещались граждане в абсолютном большинстве евреи. Вагоны были сильно переполнены, не менее 200 человек находилось в каждом вагоне».)

Немцы загнали евреев из Антополя в порожние вагоны, что бы доставить их на станцию Бронная Гора. Когда прибыл поезд на станцию Бронная Гора, евреям приказали раздеться под предлогом отправки в баню. Одежду они должны были оставить в вагонах. Им велели принести мыло и полотенце. Немцы объявили, что предоставят мыло и полотенце тем, у кого их нет. Все должны были тихонько выйти из вагонов. После этого евреев выстроили рядом с поездом и колонной повели в сторону леса. Дорога с двух сторон была огорожена забором из колючей проволоки. Чем дальше шли, тем уже становился проход. В конце концов, он был настолько узким, что пройти мог только один человек. Эта дорога вела вниз. Возле ямы стояли немцы, которые одну за другой направляли жертв в яму и расстреливали. Некоторые из пострадавших, видя происходящее, начали прыгать через забор из колючей проволоки, пытаясь спастись. Но немцы убивали беглецов прежде, чем они смогли преодолеть забор. Кровавая работа длилась 4 часа и в 10 часов утра 25 июля 1942 г. привезённые из Антополя 1200 евреев были убиты. В это же время убийцы обыскивали гетто в поисках людей, спрятавшихся в подвалах, на чердаках и в других укрытиях. Когда кого-то находили, то их безжалостно пытали, а потом убивали.

Через несколько дней операция была официально завершена и оставшиеся евреи смогли покинуть свои укрытия, Некоторые из спрятавшихся все еще были в тайниках проведя в них 7-8 дней, без еды и воды, потому что не знали, что происходит на улице, и боялись высунуть голову. Через 5 дней две сестры Черняк перешли мост через речку. Они были очень ослаблены голодом и жаждой. Сёстры хотели посмотреть, остался ли кто-нибудь в живых. Они пришли в дом раввина Волкина, и там они потеряли сознание. Их с трудом привели в чувства. Некоторые спрятались в болоте, почти голые, только в нижнем белье, так как они бежали утром 25 июня из дома. Вы можете себе представить, как они выглядели, когда вернулись из болота через 4 или даже 6 дней, проведя это время без еды и воды. Днем, 25 июля, после убийства 1200 евреев, полицейские и другие помощники немцев начали грабить дома убитых. Вещи найдены там, перевезли на специальный склад, в который переоборудовали синагогу. Снова самое ценное немцы оставили себе, а остальное распределили среди местных полицаев.

После этой бойни в Антополе ещё осталось около 1200 евреев. Все они содержались в гетто на улице Грушевской. 26 июля глава районной администрации Хроминский зашел в гетто и заметил старого Фальчука и еще несколько стариков и детей, которых уже не должно быть в живых. Хроминский сказал председателю юденрата, что в гетто Антополя нет порядка, потому что в нём все ещё есть бесполезные люди и его не полностью очистили. Через несколько дней в Антополь приехал руководитель Кобринского бюро труда и вместе с Хроминским переписал всех «бесполезных» евреев, которые были еще живы.

Было насчитано около 400 таких евреев, «не имевших права на жизнь». 23 августа 1942 г. на грузовиках прибыли эсэсовцы из Кобрина. Они окружили гетто, ходили со списками из дома в дом и ловили всех, кто остался из гетто «Б». Поскольку и на этот раз арестовать всех не удалось.

Они взяли других, которые попались им в руки, так как требовали арестовать не менее 400 человек. Таким образом, было арестовано около 600 евреев. Их посадили на грузовики и увезли за город в сторону деревни Занивье. Ямы там уже были подготовлены. Евреям было приказано раздеться догола и войти в ямы. После этого им стреляли в затылок. В этот раз был убит раввин Волкин. Когда всё закончилось убийцы забрали вещи 600 убитых евреев. Опять же, немцы оставляли лучшее себе, а худшее распределяли среди местных жителей. Хроминский тогда пообещал оставшимся в гетто 600 евреям, что ничего плохого с ними не случится, так как они «полезные» и работают на немцев.

В середине сентября 1942 г. немцы вывели из гетто 72 лучших специалиста и отправили их в Кобрин на работу. Лучшим залогом жизни была работа на вермахт, и они работали в мастерских по ремонту военной техники.

Оставленные в Антополе евреи содержались до середины октября 1942 г. В октябре прибыли эсэсовцы из Кобрина и вместе со вспомогательной полицией окружили гетто. Всех заключенных выгнали на улицу и погрузили в грузовики. Вывезли за Антополь в направлении д. Занивье. Там их заставили полностью раздеться. Дальше несчастным приказали пройти в ямы и там расстреляли. Других пытали, и они умерли в ужасных муках. Некоторым удалось спрыгнуть с машин и попытаться сбежать через поле в лес. Рассказывали, что Леа Нарбер прыгнула в Королевский канал, когда евреев вели в Кобрин. Немцы объявили, что будут платить вознаграждение за каждого пойманного и доставленного еврея. - 5 кг соли. Крестьяне воспользовались этим и начали выслеживать и задерживать евреев для передачи в руки фашистов.

Во время расстрела Бенджамин Вольф и его жена сбежали в лес. Дошли до села Ямник, что в 25 км от Антополя. Деревня находилась посреди леса. Там Вольф общался с крестьянином, которого звали Иван Шостак. У него был пустой хутор, стоявший в лесу на острове среди болота. Бенджамин Вольф и его жена спрятались в доме Шостака. Они брали картошку из погреба, варили её ночью и ели. Днем они не сидели в доме, а прятались в кустах. Через какое-то время Вольф познакомился с девушкой, сбежавшей из Антополя - Иткой Мазурской, дочерью Ицхака Мазурского. Вечером 23 декабря 1942 г. Иван Шостак и его братья Володя и Коля, которые жили в Головчицах пришли на хутор вооруженные винтовкой и топором. Они вошли в дом. Иван Шостак с топором в руке стал у двери, а Коля прицелился в жену Вольфа. Она закричала: "Коля, за что?" И тут раздался выстрел. Женщина упала сражённая пулей. Получилось замешательство. Этим моментом воспользовался Бениамин Вольф, который выпрыгнул через маленькое окошко. Он спрятался в кустах. Убийцы искали его, но на улице было уже очень темно, и они не смогли его найти. Иван взял Итку Мазурска себе. Она была с ним несколько недель и потом сбежала. Итка пряталась в стоге сена. Она пролежала в сене так долго, что обморозила ноги и больше не могла ходить. Крестьянин из деревни приехал на болото за сеном и нашел её. Сжалился над ней и решил помочь. Мужик спрятал её на телеге под сеном, и привёз к себе домой. Он помогал ей всю зиму. В мае 1943 г. крестьянин установил контакт с партизанами из отряда им. Щорса из Брестского соединения и вместе с Иткой Мазурской ушёл в отряд».

Вот что сказано в документе, опубликованном в книге «Память. Дрогичинский район» на странице 263. «Акт о злодеяниях немецко-фашистких оккупантов и их пособников на территории Антопольского района Брестской обл. БССР».

«… С перовых дней оккупации немцами в городском посёлке Антополь был введён режим кровавого террора, немцы хватали первых попавшихся им мирных жителей и без какой-либо вины расстреливали. Особо жёсткие издевательства и массовые расстрелы проводились среди еврейского населения.

Весной 1942г. всё еврейское население, более 2500 человек было согнано в гетто, территория которого была обнесена высоким в 2,5 метра деревянным забором с колючей проволокой по верху, Никто из заключённых не смог выходить свободно из этого застенка. Все, кто попал в гетто были уничтожены немцами.

Массовый расстрел еврейского населения был проведён немцами 15 ноября 1942г. Всё население гетто было вывезено машинами на территорию Первомайского кладбища, что в одном километре восточнее посёлка Антополь, к заранее подготовленным трём ямам-могилам. Место расстрела было оцеплено полицией и жандармерией. Обречённых раздевали и загоняли в ямы живыми, укладывая лицом в низ, и расстреливали из автоматов. Немецкие палачи в резиновых сапогах и перчатках влезали в ямы и плотнее руками укладывали трупы и тут же грабили мертвецов – вырывая изо рта золотые зубы, снимая с пальцев кольца. Если кольцо не снималось, то его отрезали вместе с пальцем. После расстрела ямы-могилы долгое время не были засыпаны землёй, куда приходили хищные звери и птицы и растаскивали тела убитых.

Массовый кровавый террор производился не только над еврейским населением, но и над русскими, беларусами, украинцами и поляками. На протяжении более чем трёх лет немцы и их пособники грабили, издевались, насиловали, вешали, сжигали живыми и расстреливали местное население – стариков, женщин и детей…

Виновниками совершённых злодеяний над местным населением Антопольского района являются:

1.Шеф района – Хроминский Франц

2.Крейсляндвирт – Бахмаер

3.Заместитель крейсляндвирта – Гамон

4.Следователь – немка Янина Гартова

Бесчинствовали части жандармерии и полиции, фамилии которых установить не удалось». Государственный архив Брестской обл., ф.514, опись 1, стр. 255 л. 18.

Сергей Крушина

фото из архива военно-исторического музея им. Д.К.Удовикова

Последние материалы

В боях за Дрогичин
Приближается 75 - лет со дня освобождения Беларуси и нашего Дрогичинского района от немецко-фашистских оккупантов. Эти события, несомненно, являются одним из основных праздников в жизни белорусского народа и дрогичинцев. Мы рады тому, что день освобождения Минска 3 июля 1944г. стал днём Независимости Республики Беларусь. Это для нас по существу самый главный праздник, ибо свобода и независимость для каждого народа является извечной ценностью и достоянием которое нужно беречь.
Система начального образования в Кобринском уезде Гродненской губернии в начале 20-го века на примере исследования документов Антопольского народного училища
Система образования прошлого, несомненно, привлекает исследователей и тех, кто интересуется историй родного края. В архивах и музеях имеется большое количество документов и предметов, рассказывающих об образовании в прошлом. Их исследования проводятся постоянно. Однако в связи с тем, что 2018 и 2019гг. в нашей республике объявлены годами малой Родины, проводить исследования исторического прошлого стало ещё более актуально и значимо.
Моя семья и немецкий национал-социализм
Наш Военно-исторический музей им. Д. Удовикова имеет неплохую научную базу для тех, кто хочет найти интересную информацию об историческом прошлом родного края и тех, кто родился и жил на Дрогичинской земле. В фондах музея есть копии документов из архива КГБ, а также книги учёта тех, кто в послевоенное время вернулся из Германии, где был в качестве остарбайтера. Почему меня лично интересует эта полузабытая тема?
ДРОГИЧИНСКИЙ ПОВЕТ В 1920-1937 гг. (Экономическое положение и революционное движение трудящихся за социальное и национальное освобождение и воссоединение с БССР).
Шёл 1920 год. На белорусские земли яростно наступали белопольские войска, поддерживавшиеся империалистами Западной Европы и Америки. Предложение В. И. Ленина о мире было отвергнуто воинствующей польской буржуазией и помещиками. Польское командование, создав перевес сил на фронте, с помощью империалистических государств, в середине августа 1920 г.
Трагическая судьба отца и сына
Каждый музей является своего рода научно-исследовательским учреждением, которое изучает не только историческое прошлое определённой территории, но и судьбу земляков ? участников исторических событий. Иногда собранный по крупицам материал, сложенный в кучу, позволяет исследователям сделать вывод о том, как развивались исторические события и какова роль в них простого человека.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ!
Экскурсии в государственных музеях имеют право проводить только штатные научные сотрудники данных музеев

Военно-исторический музей
им. Д.К. Удовикова

Адрес: г. Дрогичин, ул. Ленина, д. 163, Республика Беларусь, Брестская обл.

Время работы: 8:00-13:00, 14:00-17:00, без выходных

Телефон: (801644) 3 14 22

Цена билета: Для учащихся, военнослужащих и приравненных к ним лицам - 50 коп. Для остальных категорий населения - 70 коп.

Цена экскурсии: Для учащихся, военнослужащих и приравненных к ним лицам - 4 руб. 20 коп. Для остальных категорий населения - 5 руб. 30 коп.

E-mail: dwhm@tut.by
Группа музея в vk.com
Группа музея в Facebook

Полезные ссылки